2017-01-23 16:15:03
Kurs

Курсовые приметы года: каким будет курс гривны к доллару? Какие признаки предвещают снижение гривны, а какие – обещают ее рост? Можно ли будет когда-то гривну менять на доллары по курсу 15? А когда за доллар придется отдавать 40 гривен? И чем бывает полезен дефолт.

Начнем с главного – с того, от чего зависит курс гривны к твердым валютам, к тому же доллару. Он зависит от состояния украинской экономики, от активности экспорта, от квалификации членов правительства и руководителей НБУ, а также – от войны, стихийных бедствий и политических кризисов. Столько много влияющих причин – как в них разобраться?

Почему «по 8» уже не будет

Начнем с того, что Украина – страна с пока еще очень слабой экономикой. У нас инфляция измеряется двузначными цифрами. По официальным оценкам цены за 2016 год выросли примерно на 12%. Более честные замеры показывают, что потребительские цены выросли примерно на 15,5% — более точные данные мы узнаем в начале января 2017 года.

Если взять официальную статистику за период с 1996 года, с момента введения гривны, то окажется, что цены выросли примерно в 16 раз.  А курс относительно доллара упал примерно в 14 раз. Если учесть, что покупательная способность доллара упала за тот же период в 1,54 раз, то вроде бы что гривна у нас довольно сильно недооценена. Но это не совсем так. Можно начать бряцать умными словами вроде «паритет покупательной способности», обосновывая, почему у нас именно 27 гривен за доллар, хотя должно быть не более 18. Но самое важное – другое: если в стране правительство по многу лет допускает высокие темпы роста цен (как было и есть в Украине), то курс национальной денежной единицы – гривны, — стабильным быть не может.

У нас был период, когда потребительские цены рвались в небо, а гривна даже укреплялась – в 2006-2008 гг. Или то же самое в 2012-2013 годах. Рано или поздно вслед за инфляцией (читай – ростом цен) приходит девальвация – паление курса гривны.

Вывод: пока мы не получим относительную ценовую стабильность, у нас гривна будет ползти вниз.

Важно понимать, что комфортной и даже полезной для экономики является инфляция до 3-4% в год – если речь идет об Украине. Для развитых экономик лучше было бы 1-2%. При таких уровнях инфляция экономику толкает, но рост цен еще ее не угнетает.

О, а почему ж тогда курс был стабилен в 2006-2008 и в 2012-2013 годах при довольно высоких темпах роста цен? Отвечаю: за счет роста внешнего долга. Государство и корпорации (в том числе – банки) брали взаймы за рубежом валюту взаймы. Эта валюта продавалась на внутреннем рынке и удерживала гривну от снижения. Но рано или поздно такие долги приходится отдавать – тогда гривна падает с утроенной силой, как в 2014-2015 гг, например.

То есть в длинной перспективе (в ближайшие 5-7лет) у нас нет шансов увидать укрепление гривны на сколько-нибудь приличном отрезке времени. В течение полугода – может быть, года – если звезды уж очень круто станут. Но не более того. После чего неизбежен откат вниз.

А что будет завтра?

С долгосрочной перспективой все понятно. Что будет в ближайшем году? С абсолютной точностью не скажет никто – даже глава НБУ. Потому что на курс влияют многочисленные позитивные и негативные факторы, а также «черные лебеди» — внезапные новые факторы, которые выпрыгивают как черт из табакерки в самый неподходящий момент.

Начнем с «черных лебедей». Ну, например, для Украины таким фактором оказалась агрессия со стороны РФ. До конца никто не был уверен, что все произойдет именно так, как случилось в июле-августе 2014 года. Именно тогда война создала до сих пор действующий понижательный тренд для украинской гривны. Для РФ «черным лебедем» оказалась агрессия против Украины – за ней последовали обвал цен на нефть, антироссийские санкции, обвал рубля и далее по списку.

То есть силовые, военные, политические события могут стать мощнейшим фактором для курса. И, обратим особое внимание на это, такие факторы почти всегда негативны по своей сути. Примеры позитивных «черных лебедей» сложно вспомнить.

Вывод? Любое резкое обострение на востоке страны, агрессивные действия РФ на других направлениях – все это потенциально способно больно ударять по курсу гривны.

Обычные, естественные негативные и позитивные курсовые факторы являются куда более предсказуемыми и их можно даже назвать.

Что давит и поднимает курс гривны

На курс давит все, что приводит к росту цен:

— повышение налогов;

— рост коррупции;

— неразумная экономическая политика в целом;

— избыток печатаемых правительством денежных знаков;

— неурожай в сельском хозяйстве;

— масштабные стихийные бедствия.

Все это легко видеть задолго до того, как перечисленные факторы начнут сказываться на курсе.

Как рост цен внутри страны влияет на курс? Да очень просто: если внутри товары дорожают в гривне, а курс пока остается на месте, то начинает расти импорт (ввозить оказывается дешевле, чем производить самим) и падает экспорт (вывозимые товары стоят все дороже в валюте и все менее интересны иностранным покупателям).

Также влияют форсированные выплаты по внешним долгам – на это требуется валюта. А ее надо где-то брать. Отсюда на внутреннем валютном рынке баланс смещается в сторону спроса, гривна падает.

Вот, кстати, здесь уместно упомянуть слово «дефолт». Так вот: дефолт сам по себе не несет угрозы курсу, так как дефолт означает отказ должника на прежних условиях платить по долгам. То есть снижение выплат по внешнему долгу в результате дефолта приводит к стабилизации курса. Разумеется, если под шумок дефолта не происходит разворовывания валютных резервов НБУ.

Конечно, если накануне дефолта страна получала активный приток внешних займов, то отказ платить по старым долгам, конечно же, отпугнет инвесторов и новые займы перестанут приходить в страну. Об этом постоянно талдычат «инвестиционные банкиры», пугающие нас дефолтом всякий раз, когда правительство не соглашает удовлетворять аппетиты их клиентов.

Вот только если у страны возникает потребность пойти на дефолт, то это означает, что притока инвестиций (займов) страна уже не видит. Так что: «Если у Вас нету тёти, То Вам её не потерять».

Поэтому для предкризисных стран дефолт есть скорее позитивный фактор, чем негативный. И Украина с ее принудительной реструктуризацией внешнего госдолга в 2015 году – яркий тому пример.

Напомню, что внешний госдолг в 2015 году реструктурировали так, чтобы выплаты по нему отодвинуть как минимум на 2019 год и позже. Это означает, что выплаты по внешнему госдолгу не будут активно давить на курс гривны до декабря 2018 года включительно.

Ситуация в экономике такова, что Украине придется начинать новые переговоры о реструктуризации внешнего долга не позднее второй половины 2017 года — иначе к концу 2018 года не успеем те переговоры успешно закончить. Нам будут нести по этому поводу много «зрады», но все равно не стоит пугаться появления на новостных лентах слова «дефолт». Это нормально – это хороший сигнал. Хуже, если реструктуризации не проведут, и нам придется с января 2019 года лихорадочно выворачивать карманы и валютные резервы НБУ.

Внешняя торговля – важный фактор стабильности национальной валюты. Если товары украинского экспорта стоят на внешних рынках дорого – мы получим стабильность или даже временное укрепление курса. Ну а если наоборот – то падение.

Что мы продаем? Железную руду и черные металлы, которые из нее делают. Зерно (пшеницу, кукурузу), семечки подсолнуха, рапса, сои, а также растительное масло. Ну и еще много чего такого, на что есть «мировые цены», а точнее – биржевые цены. Конечно, в экспорте есть еще много разного. Но названные товары – едва ли не самые весомые в украинском экспорте, они приносят больше всего валюты.

Смотрим на биржевые котировки и понимаем, что кукуруза (corn) и пшеница (wheat) только начинают восстанавливаться после летнего обвала котировок. Это о том, что касается динамики нынешнего года. Да и если смотреть на пятилетний интервал, увидим, что в 2014 году случился обидный обвал цен на эти культуры, и только сейчас видно вялое восстановление. Резюме: агроэкспорт нам поможет по части курса гривны, но не так сильно, как хотелось бы. И нужен в 2017 году хороший урожай – чем он больше, тем больше можем экспортировать.

С железной рудой (Iron ore) все значительно лучше. К началу 2016 года случился обвал ее котировок. Но уже с начала лета не прекращается рост. И это хорошая новость для курса гривны.

То есть пока налицо восстановление или рост котировок украинских экспортных товаров – на динамику их цен стоит посматривать, чтобы видеть курсовые перспективы гривны. Новости об этих ценах периодически публикуют некоторые украинские СМИ, но их же, да еще с данными за длительный период, можно найти, например, на сайте агентства Bloomberg.

А вот если растут котировки нефти, то это для гривны – новость нехорошая. Так как Украина импортирует нефть и газ, цена на который привязана к нефтекотировкам. Соответственно, чем дороже нефть и газ, тем больше на их закупки нужно валюты. Выше спрос на валюту – ниже курс гривны.

В настоящее время аграрные экспортные товары вяло дорожают, продукция горно-металлургического комплекса дорожает уверенно. Нефть (Brent oil) немного подорожала, но уперлась в потолок 55 долларов за баррель. То есть со стороны внешней торговли идут в целом неплохие новости, хотя могло быть и лучше.

Курсовые приметы

В общем, на уровне фундамента у гривны все более или менее прилично. Нужно только следить за ходом конфликта на востоке, за действиями правительства и НБУ, а также за движениями на мировых рынках товаров традиционного украинского экспорта. И тогда любые курсовые движения не окажутся неожиданными.

Конечно, среднегодовой на 2017 год курс на межбанковском рынке в 27,2 грн/доллар (прогноз правительства) выглядит чрезмерно оптимистичным, но уложиться к концу 2017 года в рамки «не выше 29» — вполне реально даже в наших нынешних условиях.

Источник: hyser